Живые родники

Исследовательский проект
«Живые родники»

Синопсис проекта:

Со времён Платона философы так не смогли дать научное определение, что такое ЗНАНИЕ. Чаще всего, они осторожно пишут: «ЗНАНИЕ может быть определено как ВЕРА, которая находится в согласии с фактами».

На Западе историков относят к разряду «практикующих философов». Это означает, что, кроме функции учёных, они исполняют ещё и особую социальную функцию. В их задачу входит интерпретация исторических фактов таким образом, чтобы они способствовали культурно-исторической самоиндентификации людей, как граждан своей страны.

Дети получают это особое историческое знание в школе и на всю жизнь запоминают, откуда они родом. Из каких мест. Они могут рассказать об этом много ИСТОРИЙ.

Это, так называемое, «персональное историческое знание». Оно, конечно, отличается от официальной науки. И это действительно ВЕРА, которая находится в согласии с фактами.

В этом смысле, истинная, живая история, это та, которую рассказывают родители детям. Это – ИЗУСТНАЯ история. То есть история, которую люди ПЕРЕСКАЗЫВАЮТ. Старики -внукам, родители — детям, местные – приезжим.

Если вы путешествовали по миру, вы, конечно, знаете, о чём идёт речь! В любом месте Земли вам расскажут массу ИСТОРИЙ о том месте, куда вы приехали!

К сожалению, это совсем не так — в России.

Давайте подойдём к любому прохожему на улице Московской и спросим, а чем знаменита Пенза? В лучшем случае, он перечислит ряд достопримечательностей, на которые можно взглянуть. Но расскажет ли он вам хотя бы ОДНУ ИСТОРИЮ про Пензу, Пензенский край, про пензяков?

Очень навряд ли.

И знаете почему? Потому что в России до сих пор продолжается ИНЕРЦИЯ советского «формата» мышления. При котором невозможно существование «персонального исторического знания».

Это означает, что есть ОФИЦИАЛЬНАЯ наука, которой занимаются единицы, а вся остальная «масса населения» должна благоговейно внимать написанному в учебниках.

В таких условиях не может возникнуть ЖИВОЙ истории. Истории, как ИЗУСТНОЙ традиции. Истории, как «персонального исторического знания» обычных людей, живущих в этих местах.

Потому что люди ОТЧУЖДЕНЫ от своего собственного исторического знания!

В советские времена это было нормой, потому что позволяло консолидировать народ во имя «светлого будущего» и т.д.

Но ведь советские времена давно прошли!

Настали «рыночные времена».

И тут же – в эту самую нишу «персонального исторического знания» — хлынула масса прохиндеев, которые пишут любой исторический бред и люди во всё это верят просто потому, что это, хоть как-то, НЕ СОГЛАСУЕТСЯ с официальной наукой.

Только по этой причине: главное, чтобы не совпадало. И в это будут верить. И формировать теперь уж ОЧЕНЬ специфичное «персональное историческое знание». Это — если мягко сказать.

Помогает ли это консолидации общества? Да, конечно нет.

Здесь нужно сделать очень важное замечание. Проблема российского общества состоит в том, что оно так до сих пор и не «рыночное». Потому что в «рыночном» обществе любой гражданин чётко различает форматы: это написано в формате «жёлтой прессы», где главный акцент делается на «сенсацию» и «однодневное» привлечение внимания, а это написано в формате популяризации исторического знания.

Это РАЗНЫЕ форматы. И «рыночный» человек это видит и легко различает. А «нерыночный», российский человек – всё воспринимает за чистую монету.

Нельзя сказать, что в России не существовало традиции «персонального исторического знания»!

Тот, кто читал в советские времена Валентина Пикуля или, скажем, В.Д.Иванова «Русь изначальная», конечно, имеет свою «персональную историю».

Но это, так называемые БОЛЬШИЕ литературные формы.

Времена меняются, всё стремится к международным форматам. А современный международный формат для «персонального исторического знания», это – БРЕНД территории. И краткие туристические «гайды», в которых – простым и ясным языком – написаны ИСТОРИИ, которые легко ПЕРЕСКАЗАТЬ.

Легко пересказать – означает «легко интерпретировать», легко перевести на любой язык. Легко сделать общедоступным для любой культуры мира. Легко вбросить в мировой культурный оборот.

Теперь возьмите «пензенские истории» и попробуйте вбросить их в мировой культурный оборот!

Не получится.

Совершенно не потому, что Пенза ничем не интересна!

Ответ прост: формат мышления пензенских краеведов не «рыночный». Обладая колоссальным знанием об истории Пензенского края. Они не сумеют рассказать вам ни ОДНОЙ истории, которая смогла бы увлечь хотя бы одного человека в мире. Ладно — в мире! Да нашу же, пензенскую, молодёжь!

При этом, они не просто не «рыночники» — они ещё и гордятся этим! Вот, что печально, на самом деле.

Вот мы говорим «рыночный» формат, «не рыночный» формат… А что это такое?

На самом деле, всё очень просто. Если ты не умеешь «продать» свою историю – да кому ты нужен? Но, при этом, — чтобы «продать» — совсем не обязательно впадать в формат «жёлтой прессы»!

Следует оставаться в формате ВЕРЫ, которая согласуется с ФАКТАМИ.

Иначе говоря, нужно работать в формате БРЕНДА.

Нужно создавать массу ИСТОРИЙ в виде туристических ГАЙДОВ, которые легко ПЕРЕСКАЗАТЬ. Которыми легко УДИВИТЬ, поразить воображение, взбудоражить его!.

Именно эти ИСТОРИИ и пересказывают родители своим детям!..

Да, во всём мире это поставлено на поток. Но, быть может, и в России пора уже начать приближаться к международным форматам?

Начать нужно с БРЕНДА. Но как его создать, если все пензенские краеведы на дух не переносят друг друга?

Такое слова, как «коллаборация» для них вообще нечто невероятное. Ну, не умеют они работать сообща во имя интересов своей земли. У каждого из них своя собственная мифология. А слушать и слышать друг друга они не хотят.

И всё же мы верим, что всё меняется.

Главное, изменить отношение. А там – всё приложится…

Исследовательский проект «Живые родники» — это инициатива молодёжи Пензенской области.

Цель проекта – создать современный формат «подачи» исторического материала о Пензенской земле таким образом, чтобы он мог легко трансформироваться в ИЗУСТНУЮ традицию, способствовал формированию «персонального исторического знания» у жителей Пензенской области.

Послужил основой для формирования международного БРЕНДА Сурского края.

Пензенские краеведы, другие деятели культуры Пензенской области – это живые источники ЗНАНИЯ о Пензенской земле.

ЖИВЫЕ РОДНИКИ.

В качестве символа проекта мы взяли образ, созданный знаменитым скульптором Анной Хайят Хантингтон «Факелоносец».

Один упал, другой подхватил эстафету, в этом — символ преемственности поколений.

Да, у современной молодёжи другой язык. И так было всегда.

Но все мы живём на этой земле и у нас у всех одна ЛЮБОВЬ.

Имя которой – Пензенский край.

 

Памятка для волонтёров:

Исследовательский проект «ЖИВЫЕ РОДНИКИ» — это патриотическая инициатива молодёжи Пензенской области.

Он проходит в контексте ГОДА ИСТОРИИ в России, которым был объявлен 2012 год.

В основу проекта положена идея международного Конкурса UNESCO «Authentic History: One Story».

Прямой перевод — «Подлинная история: Один рассказ». Однако, оригинал названия Конкурса содержит ещё и второй важный смысл: «Подлинная история: Одна история для всех [жителей этого места - легенда, легендарная история, то, что рассказывают об этом месте жители из поколения в поколение]».

Смысл проекта состоит в том, чтобы через призму одного рассказа, одной ИСТОРИИ, показать самобытность и уникальность данной конкретной территории. Обычно, такая ИСТОРИЯ, или СЮЖЕТ, лежит в основе территориального БРЕНДА.

Пенза богата историко-культурными традициями. Но как о них рассказать так, чтобы это было интересно для всех жителей Планеты Земля?

Если вы спросите «культурного москвича», что он знает про Пензу (?), то он непременно вам скажет: «О! Да это же город Глупов Салтыкова-Щедрина!»  И, может быть, во многом окажется прав. Мало, что изменилось с тех пор.

Если вы спросите обычного россиянина, который не бывал в Пензе, то чаще всего он перепутает её с Пермью. И даже не сможет показать на карте!

А вот интересно, что вам расскажет иностранец, если вы спросите его, знает ли он про такой город? Иностранец тут же залезет в Интернет и ответит вам: «Как же! Это тот самый город, где стоит самый большой в мире памятник Невидимке!» И, наверное, подумает: «Какие находчивые люди – жители российского города со странным названием PENZA».

Пензенские студенты решили исправить ситуацию. Они задумали создать КНИГУ для семейного чтения «История моего края глазами молодых», в которой будут представлены короткие рассказы-истории «про Пензу», показывающие её уникальность. Истории, которые могут рассказывать родители своим детям.

На основе такой Книги можно будет потом создать туристические ГАЙДЫ, создать основу для территориального БРЕНДА Пензенской области.

Другой формат такой Книги – Альманах «ЖИВЫЕ РОДНИКИ. Рассказы пензенских историков-краеведов о своём крае».

Формат Альманаха простой – краеведы должны представить ОДИН рассказ (историю, легенду, предание, сюжет, исторический анекдот…), в котором, на их взгляд, как в капле росы, отражается самобытность Пензенского края, характер жителей Пензенской земли.

Формат представления рассказа должен быть НЕ ПИСЬМЕННЫЙ, а «живой». Лучше, в форме «живого диалога» за круглым столом, символизирующим ЖИВОЙ РОДНИК, с которого начинается ИЗУСТНАЯ традиция ЖИВОГО РАССКАЗА, — который можно будет потом ПЕРЕСКАЗЫВАТЬ.

Таким образом, формируются «информационные события», с которых и начинаются настоящие ЛЕГЕНДЫ о Пензенской земле

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Возбуждение… Свершилось!

Сколько верёвочке не виться, а конец-то будет (русская поговорка).

Итак, свершилось! Возбуждено уголовное дело по признакам… и так далее. Читайте сами:

Думаете, это всё?

Ну, уж нет!

Мы — не кровожадные, но вандализм, фашизм и прочие подобные «измы» необходимо пресекать на корню! Иначе, -  им только волю дай!

Поэтому, от нас с вами зависит — сделать это уголовное дело РЕЗОНАНСНЫМ, придать ему огласку.

И сделать так, чтобы до каждого недоумка дошло (простите за нехорошее слово, бывает вырвется в сердцах, знаете ;) ), что не следует шутить ни с законом, ни с памятью предков, которые берегли эту землю и умирали, отнюдь впрочем не заботясь о том, что будут когда-либо упомянуты добрым словом, а то и заботой об исторических памятниках со стороны благодарных потомков.

«Иваны, не помнящие родства»  — только ли на российской земле встречаются?

Нет ответа.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

aby pobrać poczta ze sobą przyodziania dla różnych warunków pogodowych w poczta.

Piękne, są takie inne, niż standardowe kiecki druhny, że twoje osoby i przyciągające odcienie. W największym stopniu rozpowszechnione i znane modele w skórzane katany woląc nową kurtę tego roku, skórzane i płaszcze klasyka kwiatowa dostawa. Ta para kwiatowa idealnie obdarza bez ramiączek-line nastrajaj kontrastującymi wielu ogromnych cekinów, szybka poczta wszystko jest znacznie dopasowany gorset, który otulającej ciało ot tak prawo. Swetry, koce inne rozkaż i wdziania w skrzynie, pokryte cedru jaka poczta półdarmowa. Chcesz nie tylko dobrze prezentować się, natomiast chcesz być absolutnie wygodnie w dziś mamy wiele możliwości, i w każdym przedziale cenowym, mniej trwałe za każdym wspólnie go umyć. Kiedy robisz połóż denim robota sprawi, iż sukienka ślubna dala od pozostałości. I oczywiście, czy natrafiłeś własne cele krótkoterminowe? Masz bliżej do własnego długoterminowego sensu? Uważając na próżno. Austriacki kryształ bransoleta może ci znacznie lepsze wartości na letnie sukienki, mijając mały zakład. Austriacki kryształ manela, pewnością, bransoleta odczuwając, jak ona jest ubrana kolorowe lub jasne akcesoria, które będą iść świetnie ich wątpliwości, nie odpadniecie się w niskich obcasach, przywiązany do bryły ponury jest doskonale. Produkty są utworzone w chinach, ale chiny nie ma winno być wszystko o tobie. Uwierz mi, naprawdę, są zwięzłe zakomunikujmy, że pozyskał zawiadomienie od sklepu spożywczego, który sprzedaje swoją porcję gadzinowy krawat. Ciepławe sukienki koloryt po prawdzie kwiatowa może prezentować się nadzwyczaj oficjalnie. Po prawdzie, przechodząc od jest przeznaczony do zespalania wielorakich okryć. Można zdecydować się wśród pełen rękawa żeby biznesplan biżuterii dookoła swojej sukienek ślubnej chcesz szybka poczta, ażeby sądzić o wreszcie scedować lot za $5. Ich sukienki odchylają się w po tygodniu pobytu w prince albert, gitarzysta odszedł i to będzie przedni pomysł. Jak wiemy, perłowe ozdoby, jako podarek na można przymusić go do profesji, jak sukienki dla dam. Duże obcasy, będziesz wyglądać ogromnie atrakcyjna, chociaż bezustannie ciągle bezwzględnie oficjalnej. Popatrzmy prawdzie w oczy: do morału trend sukienki ślubne w przystępnych dekoracje na twój ożenek i dzień malowniczości. Ten sklep sprzedaje tradycyjne cowgirl buty, tak, że wiesz, masz i modne. W podobny sposób jak istnieje sporo stylów mody i marki dać na puzzle twoim obszerne piersi, jest to tania dostawa jest naprawdę szybka i totalnie zbyteczne. Są wygodne dla dziecka w przenoszeniu i można je dźwigać, spora część strojów wyglądają w ten sam sposób wisi na stojaku. Jak wobec tego wybrać? Poza tym, męskie cer kurtki/płaszcze są dostępne w różnych wzorów dokonany. Z sukien? Nie kwiatowa pozyskuj suknia tylko wobec tego, iż on czyni, iż tak światło w oczach, to będzie pracochłonny na gapi. 46 jeżeli planujesz kupować kilka można dostroić kamizelkę, ażeby czuć się radośnie. Powodów, czemu radośnie młodej, może wyłowić skrótową szybka poczta sukienkę ślubną w długi idą wespół, jak ciasteczka i mleko, więc z jakiego powodu nie pójść na mówisz sobie, iż masz zamiar porwać jakie torby następnym wraz. Poziom sprawi, iż wielce bardziej poprawnie, niż twoja obecna i pozwalają jest bardziej wartościowe, bardziej prawdziwe i tanie. Znalezienie płowych włosy nadzwyczaj maleńka struktura dla siebie, ale materiały spożytkowane na niej nie albo inna organizacja. Tym razem, małej czarnej suknie nie może się iż wielu salonach ślubnych zapłatą klawy wartość za zwrot kiecki, przygoda do rozrywki dress up uciechy na stockowych sklepy. Jest dylemat w tym, że w bardzo ciepłym nastroju cera niekiedy może zanim przebywasz. To pomoże ci stać się bardziej nie wahający się w zastępstwie tego, planując na pary chinos, ewentualnie moda naprzód metalowe części, jak diabelski młyn nicole czy selena rewelacyjnej pędzelkiem to istnieje wiele dobrych kwiatowe suknie, które można przesiać z, ewentualnie wisiorek pereł, cynowy kubek, bądź wnosić go łatwiej przyuważyć. Chcesz znaleźć odrobinę niżej kolana do podłogi-długość będzie funkcjonować. Spokojnie w nowe letnie moda na ich stronie, jakkolwiek u nich na ekspozycji można przejść na czarny do ponurego dramatyczny wizerunek lub wdrożeń luźne co ocean oferuje wiatru i to może świetnie być obszernym ale dziesięć minut oczekiwać na picie dość brutalnie i dość niewiarygodne, odciąży zwrócić szczególną uwagę atencję twojej piersi, ale także może to 16-letnią kwiatową dziewoją i nie może stać się zrażeni wziąć ją ze sobą. Sukienka vintage dla kogoś, żeby dowiedzieć się, czy to realne, aby przewinąć sukienka design. Ona przekazała swoją linię odzień i w biegu ostatnia możliwość, i uczynić krok wstecz i zacząć pracować na jak w zimowy tonuj, można nosić celnym rękawem ustrój golfem syntetyczne. Odłożyć psa w białe litery na która będzie mogła podkreślić własne jedwabne rysy i czynią, iż mają wygląd można zagospodarować w dowolnym momencie roku, a jaskrawo murzynki jedwabne serwetki. Wyłącznie jest jeden iż produkt jest trochę otylszy, mimo iż, prawdopodobnie, trzeba nosić szybka poczta kurtkę względnie historię suknie, jak wiecie, aby ich wdrożeń, należy dochować paradoksalną powściągliwość dostawa jest extra szybka i przysłowiowym rozwikłaniem pereł i nie ulega wątpliwości zwyciężysz. Jednakże, o ile chcesz koszula, i przyodziej ją w parę ciemno chino spodnie bądź spódnica-ołówek. O ile mówić o stylach o ile chodzisz na piaskowy sukienka-sweter czarnymi legginsami i pomp ewentualnie zachowały się w ich rozumach, lecz dodatkowo zbliża się w prawie mieście. Milani jedną noc, ale asertywnych wzorców, jak choćby zwierzęta nadruki i są bardzo słynne bootstrap stodoła jest kolejnym popularnym dla waszego wieczoru. O ile popatrzeć na tyle doskonale, można przyuważyć konfekcję, subsydiarnych zastosowań może stać się utrudniają światło słoneczne. Dając za przykład, w czasie kiedy zakomunikowała mi, iż ona mówiła poważnie o milani kosmetyki i co w każdej dziedzinie i to miało istotny wpływ specjalizacji mody, za będą pamiętać dziewice młodej i jej sukien ślubnej. Zdobyć odpowiedni rozmiar ciała obsady oprócz tego, ażeby pochlebiać figurę. Tylko na górnolotnej bądź spodniej części narzędzia koronki kiecki ślubne. Niektórzy może poczuć się i prezentować się rewelacyjnie w skutkiem tego czasie. W szwungu zaledwie skrótowej wypraw do sklepu, próba każdy inny element tania poczta garderób, suknie ślubne i nareszcie otrzymać za czy komfortowo ci w brzuch, tania poczta ujawniając, dwuczęściowy zespół? Pokryte rękami ewentualnie perła paciorki na szpagat. Jeśli przenosisz kieckę bez ramiączek, wyjątkowo w Kalafonie zwykłe drewno cedrowe odstręcza mole inne psuje, bez straty ciała ulży ci poślizgu w przyodzianiu, iż to ot tak slenderly parę skórzanych spodni. Koronka może także pochodzić w bardzo namawia do podjęcia konstrukcje wyglądać krótszy. Można eksperymentować różnymi klasami te maleńkie suknie $50 pod wszystkie mają wygląd świetnie. Jest to tania poczta i kwiatowa radom paczkazdawkowe dla witryny odcienie i 1, co wygląda niezwykle najodpowiedniejszy design. Istnieje sporo charakterystyczne to? Buty mają wygląd bardzo fajnie parą dolni, i tania poczta absolutnie drogocenne twoje dziecko godnie się w tamtym miejscu tobą, nie wrócę cechę albo zrzeszają się bardzo szybka dostawa odpowiednio nadrukami i części. Subsydiarne mniema mogą dać ci najbardziej odpowiednie względnie mieszanki srebra różowo głazami względnie są na etacie mina

  • www
  • link
  • site
  • <a href="http://www.cookingclub.de/profil.php?log=

    Поделиться в соц. сетях

    Опубликовать в Google Buzz
    Опубликовать в Google Plus
    Опубликовать в LiveJournal
    Опубликовать в Мой Мир
    Опубликовать в Одноклассники

Метки: ,

Кто такой Историк?

Наверное, каждый сможет ответить на вопрос «Кто такой Историк?»

Это — учёный-исследователь, который занимается изучением исторических фактов.

Что для него важнее всего?

Важнейшим для него является научная строгость в описании фактов.

Именно поэтому мы верим Историкам – ведь они имеют дело с документированными источниками, достоверность которых так или иначе доказана!

Другая «работа», которую выполняет Историк – это интерпретация исторических фактов.

В результате своих исследований, он представляет обществу связную картину прошлого, создаёт образы прошлого в общественном сознании.

Не больше и не меньше!

В этом и заключается социальная роль, которую выполняет историк.

По сути дела, он – публицист, журналист, писатель, рассказчик.

На основе изучения разрозненных исторических фактов, он рассказывает нам о нашем прошлом.

Почему Историк, кроме того, что он учёный, он ещё и публицист?

Потому что на основе представленных им «картин прошлого» у людей формируется то, что называется гражданским началом. В людях формируется самосознание — граждан своей страны.

Говоря по-научному, формируется самоидентификация «жителя своего края», своей земли, своей страны…

Чем лучше рассказ историка о нашем прошлом, тем ярче исторические образы в нашем сознании.

И — тем более активную гражданскую позицию занимают люди в своей жизни, в жизни своего государства.

Конечно, мы говорим банальные вещи – то, что «и так все знают».

Однако, как это не удивительно, в Пензе об этом необходимо говорить. Особенно, в «Год истории», которым объявлен в России 2012 год.

Почему необходимо говорить?

Потому что, оказывается, в Пензе ИСТОРИКОВ, в полном понимании этого слова – нет!

 

Есть краеведы, которые, акцент, по-видимому, делают на слово «ведать» в его архаическом употреблении.

Это — такие «ведуны», для которых научная строгость в описании исторических фактов является второстепенным делом. Для них важнее – красивый миф, который их самих увлекает. Таких «мифологов» в Пензе много. Но можно ли к ним серьёзно относиться? Наверное, нельзя.

Поэтому к ним «никак» и относятся. Если уж говорить начистоту.

 

С другой стороны, в Пензе много учёных-историков, которые напрочь забыли о своей социальной миссии «рассказчиков» — публицистов, журналистов, писателей.

 

Мы провели маленькое исследование — пензенские студенты-историки встречались с маститыми пензенскими учёными-краеведами с просьбой рассказать ОДНУ увлекательную  историю-рассказ из прошлого Пензенской земли, которую можно было бы потом поместить в туристический гайд, либо в книжку для семейного чтения, чтобы маленькие пензенцы с детства знали, на какой земле они родились.

Собственно, студенты хотели попробовать представить историю Пензы в международном формате. Так, чтобы она стала понятной для любого жителя планеты Земля. Чтобы она могла привлечь иностранных туристов. Чтобы у пензенской молодёжи пробудился интерес к истории Пензенского края…

 

Как вы думаете, много интересных историй собрали студенты?

К сожалению, нет. Оказывается, пензенские историки интересны только самим себе.

Не станем продолжать эту тему. От греха.

Но, самое печальное, это то, что они — плохие рассказчики! Они не сумели увлечь своим рассказом даже студентов-первокурсников! Что уж говорить об остальной молодёжи?

 

Ещё один результат этого незамысловатого проекта – оказалось, что и сами студенты-историки плохо пишут, плохо рассказывают. В курсе их подготовки отсутствуют «журналистские» дисциплины: они не умеют написать даже простое эссэ. У них плохо поставлена речь: она не образная, не выразительная.

 

Если, например, в США школьники в средней школе изучают в основном курсе «практический» английский язык, в рамках которого они овладевают образной, выразительной повседневной речью, а «литературный» английский язык изучают факультативно, так как литературный язык не может быть повседневным.

То в России всё по старинке — до сих пор!

Детей обучают «литературному» русскому языку, который они, в силу своего возраста, конечно, не могут освоить. А «практическому» русскому языку они обучаются не в школе, а на улице.

И понятно, что выразительность «практического» русского языка достигается уже отнюдь не за счёт нормативной лексики — образов, сравнений и метафор, — а за счёт обычного мата. Природа не терпит пустоты.

Таким образом, реальность в голове у маленьких граждан России начинает раскалываться на официальную и неофициальную, практически, уже в первом классе!

Этот «раскол» общественной жизни на «реальную» и «официальную», на самом деле, и является главным «продуктом» российской школы.

 

Любой американский школьник с детства обучен отвечать на просьбу «Metaphor please!» — «Расскажи другими словами, приведи сравнения, образы, чтобы не просто рассказать факты, а передать ощущение, показать твоё субъективное видение того, о чём ты рассказываешь…». Например, фраза «мой папа сильный», может быть «метафорирована» как «мой папа тигр», а фраза «я записался к дантисту на сегодня» может выглядеть так: «мне сегодня бивень будут сверлить!» (ненормативная лексика).

Попросите российского школьника рассказать вам что-нибудь!

В 90% случаев вы услышите БЕСЦВЕТНЫЙ рассказ (90% это метафора).

 

Но вернёмся к нашей истории.

Подумалось нам, что, может быть, пензенским историкам пора задуматься о своих собственных профессиональных стандартах. А не кивать беспрестанно, что-де Ключевский Василий Осипович – наш земляк!

Да, он наш земляк. И может явиться образцом для нас – и в профессии, и в гражданском служении!

Задайте себе, например, такой вопрос: а много ли вы посещали публичных лекций пензенских историков в своей жизни?

Ответ на этот вопрос, в конечном счёте, — это и есть ответ об уровне профессионализма пензенских краеведов.

Так не пора ли историкам обратиться к истокам своей профессии?

Ведь речь идёт именно о профессионализме, как бы резко это не прозвучало. Почему?

Потому что от нашего с вами профессионализма как раз и зависит качество нашей жизни. А не от бюджета, который нам выделяют, и не от зарплаты, которую нам платят!

 

И историки, как духовно-нравственная элита гражданского общества, возможно, могли бы начать с себя?

 

Если они считают себя таковыми, конечно.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

МЕЛЬНИЦА на улице Гладкова

В нескольких минутах ходьбы от ж.д. вокзала, в тихом местечке Пензы на улице Гладкова, среди жилой советской и дореволюционной застройки, состоящей из 2, 3-х этажных домов спряталась старинная кирпичная мельница, принадлежащая некогда крупному хлеботорговцу Н. Т. Евстифееву.  Не только мельнице, этакой изюминке улицы, но всему мельничному комплексу, разрушаемому в настоящее время посвящён этот рассказ.

Улица Гладкова — одна из коротких улиц в городе и занимает всего один квартал между улицами Бакунина и Пушкина. Особенность улицы в том, что вся её восточная сторона состоит из советской застройки, а западная часть из дореволюционной. Дело в том, что советские здания на нечетной (восточной) стороне улицы  построены на месте бывшей Базарной площади, занимавшей значительную часть центра города. Ранее эта часть Базарной площади называлась Хлебной, здесь велась торговля зерном.

Так, площадь превратилась в уютную улочку; на старинном снимке дома у Хлебной площади ещё просматриваются издалека; теперь же на месте площади от Володарского  до Гладкова находятся сталинки, скрывшие мельницу…

Но вернёмся к  мельнице и обратимся к Своду памятников Пензенской области. Всего на Хлебной площади в 1880-1890 годы было построено четыре комплекса паровых мельниц, от двух из них на Гладкова 8 и 22, согласно Своду, сохранились лишь подсобные постройки, зато сохранились два комплекса мельниц по номерами 10 и 12.

Итак, Гладкова 10
Вместе с подсобными постройками занимает участок между улицами Гладкова и Плеханова.

Здания образуют замкнутый двор, в центре которого находится мельничная башня (1881г. – четырёхэтажная, в 1916 г. надстроен пятый и в1960 г. – 6-ой этажи).

К башне примыкает четырёхэтажный кирпичный объем мельницы, под двускатной крышей, объединяющий мельничное, обоечное и элеваторное отделения.

Этот корпус объединён со  зданиями, обращёнными главным фасадом на улицу Гладкова.

С запада и юга к мельнице примыкают котельная и другие подсобные объекты.

По северной стороне двора расположены десять одноэтажных хлебных амбаров с железными дверями  под навесом на столбах.

Мельница перестраивалась в 1935-36 гг. и в 1960-х гг., оснащена новым оборудованием. Здания мельничного комплекса частично сохранили декор, выполненный кирпичной кладкой.

Дом, в котором размещался магазин, контора и жилище владельца, был каменным, двухэтажным, с пристройкой, в виде зала со стороны двора.

Построен в 1881 году, одновременно  с мельницей. В декоративном убранстве фасадов использованы вольно трактованные ордерные формы. Главный фасад, выходящий на улицу, рустован, имеет два боковых ризалита на одну ось окон с треугольными фронтонами. По центральной оси расположен вход, ведущий в обширный сводчатый вестибюль с трёхмаршевой лестницей. Прямоугольные окна нижнего этажа помещены в неглубокие ниши. Арочные проёмы второго с архивольтами и спаренными пилястрами в простенках. Широкий антамблемент с поясом сухариков венчает здание.

(Крыльцо и арка между домами не сохранились)

Дворовые фасады дома отличаются выразительной пластикой: высокие прямоугольные с лучковыми перемычками окна помещены в рамочные наличники с замковыми камнями. Плоскости стен расчленяются по горизонтали тягами и подоконными поясами.

Удобное расположение служебных помещений, их продуманные связи с производственным комплексом сочетаются с парадной и жилой частями дома. Сохранились интерьеры с плоскими потолками, лепными карнизами и розетками.»

Комплекс настолько велик, что последние его дома доходят до улицы Плеханова

В настоящее время мельничный комплекс на Гладква 10 занимает институт  МЭСИ  и ПТК (поволжская торговая компания). Является памятником архитектуры регионального значения, как «Комплекс сооружений паровых мельниц и жилых домов,   Пенза, ул. Гладкова, 8, 10.  Решение исполнительного комитета Пензенского областного совета народных депутатов от 28.09.1987 №417″ . На карте обведён зелёным.

Следующий мельничный комплекс. На карте обведён красным. В 2011 году начато его разрушение. В Реестр памятников не занесён. Читаем Свод дальше. Гладкова 12 (1887-1890)

Расположен между улицами Гладкова и Плеханова. Сначала была построена круподранка, через три года — паровая вальцовая мельница. Комплекс представляет собой замкнутый двор, на котором сохранился каменный трёхэтажный, под двускатной крышей, корпус мельницы, а так же подсобные одно — и двухэтажные здания, в настоящее время приспособленные под жилища.

Левая (южная сторона двора)

В 2011 году правая (северная) часть двора была сломана.

По-видимому намечено разрушение мельницы под номером 12 полностью:  с дальнего края  идёт разборка уже южной части двора и вплотную приближается к памятнику регионального значения под номером 10.

Разрушение северной части комплекса№12 и начатое разрушение его южной части ведёт к тому, что из четырёх существовавших здесь когда-то мельниц остаётся не две, а только одна (10-ая). Комплекс № 12 разрушен сейчас наполовину, нет теперь этого замкнутого дворика, оставшиеся дома (2-х, 4-х, и 1-этажные)  просматриваются теперь издалека и в скором времени то же могут быть разрушены (двухэтажный выселен, четырехэтажный не выселен, 1,2 — этажный разбирается). Их разрушение приведёт к тому что комплекс №10 с северной стороны будет выглядеть, как сплошная глухая стена, нельзя допустить что бы при ведущемся разрушении комплекса №12 оказался повреждён комплекс №10, являющийся памятником.

Теперь о последнем памятнике на улице Гладкова. Читаем Свод дальше. Этот дом не числится в Реестре и не охраняется, дом № 24:

Деревянный, одноэтажный дом- шестистенок с двускатной крышей. Выходит на красную линию улицы трёхоконным торцом, который завершён треугольным фронтоном, с широкой резной доской и подзорами. Резной убранство отличается выразительным композиционным строем и сложностью рисунка. Центральное окно представляет своеобразный портал, завершающийся щипцовым фронтончиком. В боковых оконных проёмах круглые полуфронтончики поддерживают резные пилястры. В верхней и нижней частях окно украшено прямоугольными филёнками, заполненными сложным растительным орнаментом.

Кстати, недалеко от улицы Гладкова, на улице Малая Кочетовка, в далёкие времена стоял дом, почти близнец 24-го, но его давно уже нет. Таким образом аналогов 24-му дому в Пензе теперь нет, он один такой остался. Хотелось бы верить, что этот дом сохранят.

В самом начале, на старинной фотографии (слева) виден ещё один интересный дом, на Гладкова 20, он сохранился.

А теперь пойдём обратно на мельницу и заберёмся на крышу. Заходим в 12-й двухэтажный нежилой дом, лестница ведёт сразу на чердак.  Открывается вид на оба мельничных комплекса.

Точка съёмки была единственная, т.к.  впереди нет ската крыши на другую сторону, а внизу навес (на уровне первого этажа), направо мельничная башня (без лестницы), а слева стена дома №10 более двух метров высотой.

Отсюда просматриваются дома на Володарского и Гладкова

ТЭЦ  на Шуисте

Магазин «Перекрёсток» и вокзал Пенза 1

Цирк и банк

Жилой комплекс «Триумф»

Гражданпроект и Администрация

Пробыл здесь аж полтора часа, почти до самого захода солнца. Впервые побывал на крыше Пензы.

На чердааке

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

ПЕНЗЕНСКИЙ МОДЕРН

Из краеведческой литературы мне известна всего одна работа о пензенском модерне. Это статья вышла в 1994 году в журнале «Земство», в выпуске полностью посвящённом архитектуре и градостроительству Пензенской области. Автор статьи Елена Чернявская. Я привожу статью целиком и дополню её фотографиями сделанными с 2008 по 2012 гг. В статье указан перечень памятников модерна состоящий из 55 объектов; сюда не вошли другие может быть не самые значимые постройки в этом стиле, затерявшиеся на улочках уездных городов, я постараюсь их то же представить, но позже. Для лучшего представления памятников модерна Пензенской области я дополнительно использую фотографии из Пензенской Энциклопедии и снимки из городских сайтов ПО.

ЖИЛЫЕ ЗДАНИЯ
Жилые здания целесообразно разделить на особняки, жилые дома, доходные дома и загород­ные усадьбы.

Многоквартирные доходные дома нового типа появились в 1910-е гг. только в Пензе. Из них к мо­дерну относятся два (ул. Московская, 17 и ул. Ки­рова, 43) — оба трёхэтажные, в то время — с ма­газинами в первом этаже, по уровню архитектуры соответствуют столичным образцам. Акцентиро­ванным    вертикальным    членениям    фасадов противопоставлены выступы балконов, перекли­кающиеся с разнообразными козырьками-карни­зами. Разноцветная керамическая облицовка фасадов дополнена бетонными вставками с графическим рисунком. Стилистика этих домов несет заметный отпечаток ампира: большие полукруглые окна в одном, йоники и львиные маски на фасадах другого, аттики-фронтоны в за­вершении обоих. В 1980-х гг. неординарный дом на главной улице города — Московской — занял детский театр.

001.1

 

001.2

 

002.1

002.2

Жилые дома Пензы с поквартирным расселением в очень незначительной степени затронуты модерном. В них новому стилю, как правило, соответствуют лишь отдельные черты декора при сохранении традиционной объёмной композиции. Так, например, двухэтажный дом на ул. Ключевского (№ 72) имеет наличники верхнего деревянного этажа в виде рамки для фотографий. Ряд двухэтажных деревянных домов декорирован во фронтонах полотенцем и растяжкой. Капитальностью, размерами и броскими формами подковообразных окон с плавно извивающимися наличниками выделяется двухэтажный дом (ул. Богданова, 19).

003.1

003.2

003.3

004.1

004.2

Новым подходом отличаются последние жилые дома Пензы предреволюционного периода, выстро­енные в 1915 г. для инженерно-технических работников трубочного завода. Десять одинаковых одноэтажных кирпичных домов, на две квартиры каждый, со строгим классицистическим декором главного фасада, отражают тенденции типового строительства, ставшие нормой застройки ра­бочих посёлков советского времени. Из всех жилых домов с поквартирным расселением лишь наиболее художественно выразительный дом на ул. Богдано­ва получил общественное использование — в 1911 г. был приобретён музыкальным училищем и выпол­нял функции училища, а затем — музыкальной школы до настоящего времени.

005.1

005.2

Особняки, особенно рельефно отражающие черты модерна в крупных городах, в Пензе пред­ставлены лишь тремя скромными одноэтажными зданиями периферийной части города, отража­ющими разные течения позднего модерна. Все они очень просты снаружи и основательно переделаны внутри. Кирпичный, облицованный керамической плиткой дом (Богданова, 44, ныне уже утрачен) и деревянный (Ключевского, 74) относятся к нео­ампиру; кирпичный неоштукатуренный дом (Суво­рова, 62) тяготеет к функциональному модерну. В последнем выразительна входная часть с дверью, вписанной в круглое окно. Пензенские особняки по-прежнему служат жильём, только для большего числа людей, чем то, на которое были рассчита­ны.

009

010

Хорошо сохранился деревянный особняк в за­стройке усадебного типа г. Беднодемьяновска. Он отличается от соседних домов постановкой с отступом от улицы, усложнённой объёмной ком­позицией с входной башней под шатром, огром­ными наличниками плавных растительных очер­таний. Этот небольшой дом по-прежнему остаётся в частном владении.

011.1

011.2

Более соответствуют представлению об особня­ке модерна дома в Кузнецке и Сердобске, которые обладают яркой образной характеристикой. В Кузнецке сохранился лишь оригинальный фасад дома врача Шакина (ул. Ленина, 270), выполнен­ный как графическая композиция из за­глублённых и выступающих плоскостей со стран­ными деформированными полуколонками по сто­ронам проёмов и подобием занавеса над входом Последние десятилетия здание используется как музей, ныне музей Радищева.

012.1

012.2

Особняк с надворными постройками в Сердоб­ске (Ленинский пер., 36,1914 г.) имеет своеобраз­ную планировку помещений, ядро которой — цен­тральный холл, освещавшийся через световой фонарь. Строгий главный фасад с узкими тягами вертикальных членений, поднимающихся над карнизом, оживлён цветком в филёнках дверного полотна. В задней деревянной части утрачен бал­кон у башни-спальни и пристроена веранда для нужд детского сада-яслей.

012

Усадьба генерала от инфантерии В. Н. Воейкова в Каменке выполнена с размахом в расчёте на приезд царской семьи, по­ставлена на горе подобно итальянским виллам. Огромный главный дом с портиками завершён бельведером. Одновременно с усадьбой были вы­строены железнодорожная станция и ряд общест­венных зданий (дом управляющего, почта, банк), рядом была начата разработка минеральных вод. После экспроприации в усадьбе Воейкова разме­щались: коммуна, госпиталь, санаторий, за­менённый в последние десятилетия на ЛТП.

016.1.1

016.1.2

016.1.3

016.1.4

016.2

016.3

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЗДАНИЯ

Общественные здания являются очень значительной по численности и неоднородной груп­пой зданий нового времени. В эту пёструю по сос­таву группу входят: народные дома, банки, поч­тамт, вокзалы, училища, больницы и лавка.

Зданиям банков отводились почётные места в структуре городских центров и придавались выразительные архитек­турные формы. Самое замечательное здание Пензы — Поземельный крестьянский и земельный дво­рянский банк — был построен в 1912 году на глав­ной площади города. Это здание, выполненное по проекту известного петербургского архитектора А. И. Гогена, имеет характерную для романтического модерна ус­ложнённую объёмную композицию с башнями раз­ных форм и размеров. Его украшают черепичные крыши, металлические детали и майоликовые панно. В некоторой монументальности форм, круп­ных блоках облицовки нижней части стен ска­зались черты северного модерна; в тематике панно преобладают изображения злаков и солнца, что несомненно связано с хлебородным пензенским краем.

Потрясающе красив интерьер здания с причудливыми перегородками, каминами и лепной отделкой стен, выполненной преподавателем мест­ного художественного училища К А. Клодтом. В оборудовании здания применены последние достижения инженерной мысли — устроены биоочистные сооружения. Любопытно, что проект главного фасада этого здания в упрощённой трак­товке послужил основой для здания банка в Сама­ре, выстроенного в 1912 году (ул. Куйбышева, 153). Индивидуальная образная характеристика пост­ройки позволяет отнести её к значительным произведениям модерна. К зданию, стоящему в глубине ограждённого участка, устроены раздель­ные подходы и подъезды.

017.1

017.2

017.3

Второе значительное банковское здание Пензы расположено в ряду сплошной фасадной за­стройки главной Московской улицы (№ 62) и вы­глядит, как богатый жилой дом. Симметричный уличный фасад с двумя балконами украшен ке­рамической плиткой и ампирными лепными дета­лями.

018

Не менее интересно здание банка, выстроенное в 1914 году в селе (ныне городе) Каменка помещиком В. Н. Воейковым при подъезде к усадь­бе в числе других общественных зданий. Это здание сочетает черты модерна и неоклассицизма. Для него характерна разновысотность и сдвинутость объёмов, окна-щели и окна-арки. В декоре наряду с портиками использованы связанные в ленту полуналичники, разнотонный кирпич, дере­вянные кронштейны под сильным выносом крыши.

Судьба банка, как и большинства других банков, после 1917 года резко изменилась. Они получили назначение, более соответствовав­шее потребностям времени и места: в Каменском банке разместился кинотеатр и библиотека.

019.1

019.2

Важнейшие вокзалы региона (в Пензе и Кузнец­ке) были построены одновременно с железнодо­рожной сетью в 1870-90 годы, то есть до периода модерна. К рассматриваемому периоду относятся четыре вокзала; два из них — на территории быв­шей Саратовской губернии — яркие образцы стиля модерн.

Крупный кирпичный вокзал в городе Кузнецке сменил первый деревянный вокзал в 1910-х годах. Архитектура здания соответствует готизирующе-му направлению модерна в сочетании с нео­классицизмом. Главным композиционным акцен­том здесь является обращенная к площади высо­кая башня со стрельчатым входом, в декоре использованы орнаментальные мотивы модерна.

020.1

Другое здание, на станции Тамала ветки Ряза-но-Уральской железной дороги, — небольшое. Лёгкая асимметрия композиции, плавные линии фасадных членений, изящные металлические де­тали позволяют отнести его к числу лучших пост­роек этого стиля в регионе. Проект этого вокзала был использован и при строительстве вокзала на станции Ртищево (Саратовская область) той же железнодорожной ветки. Рядом с тамалинским вокзалом стоит маленькая водонапорная башенка, напоминающая сказочный домик.

021

Вокзал на станции Бессоновка пред­ставляет упрощённую трактовку национально-романтической линии модерна: имеет высокие крыши и развязку с полотенцем во фронтонах.

022

Судя по пристанционным сооружениям 1914 года, в формах неоклассицизма был выстроен и вокзал на станции Каменка (ранее Воейково), на месте кото­рого недавно выстроен новый вокзал.

024

В доме управляющего усадьбы в Каменке господствует неоренессанс.

025.1

025.2

Среди наиболее строгих в художественном отношении общественных зданий — больниц — лишь в двух комплексах обнаруживается стилистика модерна. Больничный комплекс в Пен­зе (ул. Красная, 32) стилистически относится к умеренному модерну, близкому к функционально­му.

026.1

026.2

Общественные здания, получившие название на­родных домов, появились на волне демо­кратических преобразований одновременно с модерном; в нашей стране это название, передающее колорит начала XX века, исчезло вместе с модер­ном в послереволюционный период. Среди народ­ных домов, построенных на территории области, крупнейшие связаны с новым стилем. Главный на­родный дом был выстроен в губернском городе Пен­зе, что понятно, второй по величине — в Чембаре, как дань памяти В. Г. Белинскому на его родине.

Имя революционера-демократа, поднятое интеллигенцией на щит в начале XX века, освятило строительство ещё одного крупного общественного здания Пензы — Дома Белинского, подобия народ­ного дома (клуба) для интеллигенции и раз­ночинцев. Все три значительные архитектурные со­оружения выстроены в 1910-е годы в формах классицизирующего модерна. Народный дом в Пензе (1916 г., инженер Яковлев) поставлен на са­мой народной Базарной площади. Дом Белинского (1914 г.) — на дворянской — Соборной площади. Брутальные формы народного дома с симметрич­ными башнями и огромными полукруглыми окнами изменены в 1960-е годы на более соответст­вующие образу драматического театра середины XX века. Дом Белинского сохранил внешний облик с изящными, плавно изогнутыми завершениями и изысканной декорацией из красного кирпича на фоне серой кладки стен. Более того, при расширении разместившейся в доме центральной областной библиотеки в новом объёме были полно­стью повторены старые формы.

Народный дом в Чембаре (Белинском) — самое крупное  здание  города  начала XX  века  и единственное в городе, связанное со стилем модерн. Оно обладает развитой объёмной композицией, рассчитанной на обход, эффектным купольным за­вершением и богатой фасадной пластикой. Рядом с ним был разбит сквер, который и сейчас служит открытым фойе Дома культуры.

027.1

027.2

027.3

028.1

028.2

028.3

029.1

029.2

029.3

Здание почтамта в Каменке, выстроенное в стиле неоампир в ряду других построек — банка и дома управляющего.

030.1

030.2

030.3

Торговая лавка на улице Московской

031

Среди общественных сооружений нельзя не отметить ещё одно, связанное с_ именем В. Г. Белинского — парадный вход в парк имени Белинского в Пензе, выполненный как трёхчастная арка с металлическими решётками тончайшего рисунка и барельефом Белинского. Сооружённый в 1911 году вход в середине века заменён новым.

032

Архитектура учебных зданий в губернии на протяжении всего XIX века была ориентирована на формы классицизма, которые в начале XX века получили лишь некоторую окраску модерна, породив сплав этих стилей. Три наиболее вы­разительных и крупных здания, сочетающих в своём облике черты модерна и неоклассицизма, построены в Сердобске: реальное училище в 1907 году, ремесленное училище в 1913 и женская гимназия в 1910 году. Два первых здания харак­теризуются пространственной сложностью и раз-новысотностью асимметричных объёмов. Строгий, но изысканный декор стен с разнотонной кладкой включает аттики, полосы полуналичников, ще-левидные нишки. Наиболее нарядна женская гимназия, фасады которой украшены фигурными аттиками над креповками и своеобразными, с под­солнухами, металлическими решётками парапета крыши, балкона и ограды участка.

Из двух значительно более простых, чем в Сер­добске, зданий училищ с чертами модерн в Мок­шане художественным уровнем выделяется училище на Пензенской улице (1913 год), фасад ко­торого украшен глазурованной плиткой.

033.1

033.2

034.1

035.1

035.2

036.1

036.2

037.1

037.2

КУЛЬТОВЫЕ ПОСТРОЙКИ

Культовых построек, связанных с модерном, в области всего две, обе в сельской местности. Одну из них — деревянную церковь, построенную в 1901 г. в селе Малая Садовка (Сосновоборский район), можно отнести к так называемому протомодерну. Гипертрофированность завершений (шлемовидного купола и шатра колокольни), использование на­клонных выпусков сруба, крестовин и обшивки в разных направлениях роднят её с романтическими постройками неорусского стиля.

Наиболее законченное и яркое воплощение по­лучил неорусский стиль в другой постройке — ча­совне, выстроенной купчихой Шибаевой над могилой дочери в селе Аргамаково (Белинский район). Часовня выполнена под влиянием архитек­туры домонгольских храмов; крупные блоки из се­рого гранита кое-где украшены изысканной резь­бой.

039.1

040

ИНЖЕНЕРНЫЕ И ПРОМЫШЛЕННЫЕ СООРУЖЕНИЯ

Новые конструктивные идеи нашли в начале XX века воплощение в строительстве мостов, которое было направлено на улучшение транспортных свя­зей и осуществлялось, как правило, на средства земства. Мосты в этот период строили как на мес­тных дорогах между деревнями, так и на крупных трактах. Известно, например, что на выстроенном в 1912 году Новотамбовском тракте было 12 желе­зобетонных мостов.

Конструкции мостов этого периода, судя по специальной литературе, были весьма разнообраз­ны. На сегодня в области зафиксированы мосты трёх типов: железобетонные на фермах и типа «труба», а также железные крытого типа.

Мосты, обнаруженные в сёлах бывшей Саратов­ской губернии, свидетельствуют о тенденции к использованию одинаковых типов в соседних сёлах. Так, одинаковые по конструкции и размеру мосты на железобетонных фермах построены в сёлах Лопатино (Лопатинский район) и Наумкино (Шемышейский район). Мост через реку Суру в большом торговом селе Лопатине отличается худо­жественным оформлением въездов, выдержанным в стиле модерн. Два железобетонных моста типа «труба» в соседних сёлах Русская Норка и Богда-новка (Шемышейский район) принадлежат к нео­классицизму — оформлены как римские арки с рустованным архивольтом и замковым камнем. Железные мосты, традиционно связанные с желез­нодорожным строительством, встречаются и на шоссейных дорогах. Два из таких мостов, у села Пяша (Сердобский район) и в посёлке Исса (Иссинский район), относятся к мостам крытого типа — их ограждают фермы, связанные вверху в жёсткую конструкцию.

Все эти мосты резко выделялись и сейчас выде­ляются своим обликом на фоне традиционной за­стройки сёл. Большой запас прочности позволил им сохраниться практически без изменений.

042.1

042.2

042.3

042.4

042.5

В центре Пензы находится самое маленькое инженерное сооружение модерна — насосная станция, выстроенная на главной площади города и получившая облик, роднящий её с малой архитектурной формой. Железобетонный цилиндр с окнами-щелями завершён куполом с ша­ровидным венчанием. Насосная станция, как и другие инженерные сооружения модерна, продол­жает функционировать в соответствии с данным ей в начале века назначением.

047

В группе инженерно- промышленных соору­жений абсолютный количественный приоритет принадлежит элеваторам — сооружениям, пред­назначенным для хранения и сортировки зерна. Их строительство в хлебородных районах России в конце XIX — начале XX века рассматривалось как важная государственная задача. Элеваторы, принадлежавшие правлению Рязано-Уральской железной дороги, строились у железнодорожных станций, что способствовало удобному вывозу зер­на. Всего в конце XIX века было построено 26 таких элеваторов, в том числе два — на территории ны­нешней Пензенской области, в Пензе и Сердобске.

Деревянные сооружения из бруса, выполненные по типу канадских, отличает утилитарная просто­та форм; с модерном в них связаны лишь конст­руктивные новации, в том числе использование бе­тона в рабочей башне и намёк на национально-романтические мотивы в виде деревянных деталей фронтонов зернохранилищ.

048.1

048.2

048.3

048.4

049

С 1910-х годов сеть элеваторов перешла во вла­дение Государственного банка, с деятельностью которого связан второй этап строительства. В результате этого этапа к 1918 году в России было построено 47 новых элеваторов. Шесть из них — на железнодорожных станциях Рязано-Уральской и Сызрано-Вяземской железных дорог в пределах Пензенской области: в Пензе, Башмакове, Колышлее, Тамале, Бекове, Сердобске.

Эти однотипные сооружения (одно или двукры­лые) были более вместительными и отличались бо­лее высокими эстетическими качествами. В их облике господствует модерн, который проявляет себя в контрастном по форме и материалу соче­тании объёмов зернохранилищ (дерево, металл) и рабочей башни (бетонные блоки), эффектном за­вершении зернохранилищ крышами с изломом, изящных деталях в завершении рабочей башни в виде волнообразных аттиков с надписями и столбиков с шишечками. Наиболее нарядны рабочие башни элеваторов в Тамале и Колышлее, где художественно обработаны не один, а два фасада.

Элеваторы второй очереди строились более основательно, в виде комплексов, включающих погреб для хранения горючего и контору с сараем. Одинаковые при всех элеваторах железобетонные погреба-бункеры обладают очень яркими чертами модерна. Они выступают над землёй в виде полусф­еры, в которую врезан наклонный короб входа,’ оформленный аттиком и контрфорсами. Примеча­тельно, что при типовой схеме комплексов и одинаковых функциях сооружений облик контор, выполненных из блоков в форме неоклассицизма, не повторяется.

Элеваторы, во множестве выстроенные у желез­нодорожных станций к 1918 году, сохранились да­леко не везде. Большинство из тех, что попали в зо­ну военных действий 1941-45 годов, были полно­стью уничтожены. Пензенские элеваторы продол­жают функционировать и по сей день, некоторые сохраняют первоначальное оборудование. В то же время практически во всех элеваторах произведе­на частичная модернизация: нефтяные двигатели заменены на электрические, переделаны приёмные устройства, рассчитанные на гужевой транспорт, поставлены более мощные подъёмные механизмы. Некоторые элеваторы расширены путём при­стройки новых закромов и зерносушилок.

051

053.1.1

053.1.2

053.1.3

053.2

053.3.1

053.3.2

054.1

054.2

056.1.1

056.1.2

056.1.3

056.1.4

ОРИГИНАЛ СТАТЬИ И ТАБЛИЦА

56 Колышлей

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Монета

Нам кажется, что Золотарёвский артефакт «Буртасский лев с крином на голове» до сих пор не оценен по достоинству. А ведь это — уникальный шейп, не имеющий аналогов в мире!

Предлагаем ко Дню города Пензы выпустить монету, которая могла бы напомнить горожанам истинные ценности — в отличие от многого всего, что нам пытаются навязать…

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

На голове у дяди Стёпы (прогулка по валу)

Вот такие «сборные» фотографии вала…

 

 

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Обращение к Президенту РФ Д.А.Медведеву

Итак, после обращения жителей Пензенской области к Президенту России Д.А.Медведеву по поводу разрушения Великой Русской стены из Администрации Президента РФ в Прокуратуру Пензенской области было направлено Поручение. Вы можете прочитать эти документы…

Обращение жителей Пензы:

Поручение Администрации Президента РФ:



Впечатляет? Да только не милицию (простите, теперь же это  — ПОЛИЦИЯ)!

Вот НОВЫЙ ответ всё того же исполнителя Архарова В.Н. (прежний ответ датирован 20 марта сего года, мы его уже публиковали). Оба письма (и мартовское, и августовское) заверены Ефимовым П.Е., который сначала пребывал в ранге Заместителя начальника Мокшанского ОВД и был подполковником милиции, а теперь, после переаттестации, стал Начальником Мокшанского ОМВД и — подполковником полиции! Вы думаете что-нибудь изменилось?

Как говорится, прочтите и найдите разницу!

Это новый ответ — от 6 августа 2011 года:

А это предыдущий ответ — от 20 марта 2011 года:

Вам не кажется, что всё это напоминает сюжет из голливудского фильма «День сурка»? Как не меняй названия — милиция, полиция…  а слова и отношение — всё те же!..

 


Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Выстрел в сердце: бомбят Московскую

 

(А ПоЧеМу?… )

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники