История

Пишите! И это станет историей…

 

казаки (реконструкция И.Дзысь)

казаки (реконструкция И.Дзысь)

 

Городовые стрельцы (реконструкция О.Федорова)

Городовые стрельцы (реконструкция О.Федорова)

 

Новоприбранный солдат (реконструкция О.Федорова)

Новоприбранный солдат (реконструкция О.Федорова)

 

Пикинеры (реконструкция О.Федорова)

Пикинеры (реконструкция О.Федорова)

 

Рейтар (реконструкция О.Федорова)

Рейтар (реконструкция О.Федорова)

пензенский городовой казак (реконструкция О.Федорова)

 

реестровый украинский казак (реконструкция С.Шаменкова)

реестровый украинский казак (реконструкция С.Шаменкова)

реестровый украинский казак

реестровый украинский казак (реконструкция С.Шаменкова)

 История Пензенского края

Учебное пособие. Пенза, 2007.

 

§ 14 МЕЩЕРСКИЕ СТОРОЖИ И СТАНИЦЫ

Степь да степь кругом

М.Воротынский — товарищ сторожей

Сторожи, станицы, головы

Запалим-ка братец травку

На Приволжской возвышенности, там, где берут начало реки Хопёр, Арчада и Атмис, сохранился участок никогда не паханой степи. Здесь до сих пор прорастает свыше 300 видов растений. Это так называемая Попереченская степь. Травяной покров степи пёстр и ярок. Здесь и горицвет весенний, ветреница лесная, медуница узколистная и прочее разнотравье. И всё же основу составляет ковыль. Вот почему в документах XVI-XVII веков такая степь значилась как «дикое поле ковыла». Такая степь простиралась на огромной территории, от Каспийского и Чёрного морей на юге до дремучих лесов Мордовии на севере. Подобно огромному морю, она врезалась в лесные массивы, затопляла все безлесные пространства и тонкими нитями уходила далеко на север, как бы образуя естественные дороги. По этим дорогам кочевники, главным образом ногайские и крымские татары, вторгались на юго-восточные окраины Русского государства, в том числе и Пензенский край. Они разоряли и сжигали селения, вытаптывали пашни, забирали в рабство мирное население, угоняли скот.

В XVI веке через территорию нынешней Пензенской области проходили дороги из Ногайской орды и Крымского ханства. С включением Пензенского края в состав Русского государства здесь для контроля над «диким полем», а прежде всего над дорогами, правительством Ивана IV была учреждена дозорная служба. В степь были направлены «сторожи» и «станицы». Сторожи назывались мещерскими.

Дозорная служба находилась в ведении Михаила Ивановича Воротынского (ок. 1510 года — 12 (21) июля 1573 года). То был опытный и отважный военачальник. Он участвовал в походах против шведов в 1536 году и крымских татар в 1543 году, отличился в Казанских походах 1545-1552 годов, в 50-х годах руководил русскими войсками на южных окраинах государства. В 1559 году отбил вторжение крымских татар под Тулой. Одно время он (1562-1566 годы) подвергался незаслуженной опале, а с 1566 года вновь возглавил дозорную службу.

1 января 1571 года Иван IV поручил ему реорганизовать станичную и сторожевую службу на южной и юго-восточной окраинах страны. М.И.Воротынский начал с того, что приказал «разыскать старые списки» и созвал в Москву станичных голов, их товарищей, станичников, станичных вожей и сторожей. Вызваны были также и старые, и увечные ратные люди, которые «наперёд того в станицах и на сторожи езживали», и даже те, кто «был в плену».

На совещании были «определены такие формы службы «на поле», как: 1) сторожи, за которыми закреплялась определённая относительно небольшая территория. Они должны были разъезжать » с конь не сседая», зорко наблюдая за отведённым «урочищем»; 2) станицы, которым предписывалось выезжать далеко на юг и контролировать «дикое поле» на большом пространстве; 3) головы, которые с отведёнными им лицами должны «стоять» в определённых пунктах, составляя административные и контрольные центры всей системы «пограничной службы». Всем служилым людям предписывалось одно — вести дозор за татарскими шляхами (дорогами) в » диком поле».

Мещерские сторожи 1571 г.

Станицы 1571 г.

 

16 февраля 1571 года М.И.Воротынским был выработан «приговор» о сторожевой и станичной службе, который устанавливал, что, как только кто узнает о продвижении «воинских людей», обязан тотчас известить об этом близлежащий город и продолжать наблюдение за противником. Надзор за «диким полем» начинался ранней весной и длился до тех пор, пока его не покрывал снежный ковёр. На службу сторожевые отряды выезжали только на добрых конях и две недели бессменно разъезжали по своему участку. Через две недели сторожа менялись. Если при этом оказывалось, что некоторые из сторожей несли службу плохо, не доезжали до «урочищ», то их сурово наказывали — пороли кнутами. Смертная казнь ждала тех, кто, не дождавшись смены, уезжал из степи. Пензенский край контролировали 5 «мещерских сторожей». Первая была на р.Корганаеве, вторая и третья — на р.Мокше, четвертая на р.Ломовке, пятая сторожа располагалась на р.Вад.

21 февраля 1571 года князь Михаил Иванович со станичными головами, станичниками и вожами определили места, где «стоять головам в поле и до коих мест ездить от них станицам». Первая голова была на Волге, вторая — на Дону, третья — на Осколе, четвёртая располагалась в устье Хопра. От места расположения голов в «поле» разъезжали станицы. Станичники набирались из порубежных городов. Среди них были русские, татары, чуваши, мордва.

В октябре 1571 года М.И.Воротынский «с товарищи» составил приговор о создании станиц для пожога степи, чтобы лишить конницу кочевников подножного корма. «Из Мещеры, — говорится в документе, — поле жечи от Шатцкого города (г.Шацк) от Каменово броду да Суволы (р.Сувола правый приток р.Хопёр), и по обе стороны Суволы до к Елань (р.Елань правый приток р.Савала) Суволе и к Тилеорману (лес при впадении р.Вороны в р.Хопёр) и по обе стороны от Тилеормана вверх по Вороне, а отпустили по тем урочищам станица шесть человек.

А по Идовской дороге (от р.Буртас до р.Идовка) жече поля по Буртасу и по Вороне и по обе стороны Чингара (р.Чембар) и до Камышлея (р.Колышлей) и по Камышлею от казачьи дороги от верховья и до низу, а отпустити из Шатцкого ж по тем урочищам другая станица шесть человек, а росписи им давати велети порознь».

§ 15 ЗАСЕЧНЫЕ ЧЕРТЫ XVI ВЕКА

Загадка карты Гесселя Герритса

Путеводитель пограничника

Кочевники у ворот

В 1614 году в Амстердаме в мастерской Вильгельма Балу, по чертежам и планам от царевича Фёдора Борисовича Годунова на латинском языке была отпечатана карта России. Автором её был Гессель Герритс (Герардов сын). Посвящалась она царю Михаилу Фёдоровичу. Копия карты долгие годы хранилась в Военно-учёном архиве главного штаба России. В 1901 году в Санкт-Петербурге Военно-учёный комитет издал труд А.Даниловского под названием «Картографические материалы». Открывался он статьёй «Карта России 1614 года Гесселя Герритса». Данная работа сразу приковала внимание учёных. И не случайно. Дело в том, что вполне возможно Гессель Герритс составил карту России на основании так называемого Большого Чертежа или официальной карты Московского государства, сделанной при царе Фёдоре Ивановиче (1584-1598 годы), которая имелась в единственном экземпляре и была утеряна.

Карта Г.Геррритса содержала ряд интересных (и в то же время спорных) сведений. На ней, к примеру, впервые была изображена оборонительная линия, проходящая на южных и юго-восточных окраинах Русского государства от Приднепровья на западе до Волги на востоке. Надпись к данной линии гласила: «Засека, состоящая из вырубленных рощ и валами ограждённая Царём Фёдором Ивановичем для удержания набегов от Крымских Татар». На карте было чётко обозначено, что оборонительная черта, состоящая из засек (т.е. завалов из порубленных деревьев в лесах) и полевых укреплений (земляных валов и рвов), городков, сторожевых башен, частоколов в болотных и низменных местах, острогов и крепостей, на «проходных» (опасных) участках прорезала территорию Пензенского края. Шла она от р.Цны (район крепости Шацк) и подходила к Волге южнее города Саратова. Учёных смутило такое начертание засечной черты, так как на местности следов этой засеки не было. В действительности оборонительная черта от Цны до Волги была проложена следующим образом.

От Шацка Шацкая засека шла к р.Цне и заканчивалась у «Мастичного и Чебрынского болота», бывшего около современного села Конобеево Рязанской области. От Мастичного и Чебрынского болот в восточном направлении по трудно проходимому, болотному так называемому Большому чёрному Ценскому (Кадомскому) лесу шла Кадомская засека. Она имела Идовские, Авдаловские (Овдаловские) (у ст.Вад) и Водовские (Вадовские) ворота и заканчивалась в верховьях реки Виндрей, правого притока Парцы. Засека называлась Кадомской, т.к. находилась в ведении воевод города-крепости Кадом. От верховьев р.Виндрей по Большому Мокшанскому лесу в северном направлении шла Темниковскоя засека, названная по городу Темникову, перенесённому в 1536 году с левого берега Мокши на правый. Засека имела Чижиковские и Бабеевские (Итяковские) ворота и заканчивалась в Саровском лесу, названному по речке Сарова, правому притоку Мокши.

От Саровского леса в восточном направлении вдоль реки Алатырь (левый приток Суры) шла Пузская засека. Она имела Пузовские (Пузские) и Гуляевские ворота и заканчивалась у впадения р.Инелей в Алатырь. Засека подчинялась воеводам города Арзамаса. От речки Инелей вниз по течению р.Алатырь по Алатырскому лесу шла Алатырская засека. Она имела Ардатовские (Ордатовские) ворота и заканчивалась крепостью Алатырь, построенной в 1556 году при впадении р.Алатырь в Суру. От Суры на восток, вверх по р.Бездна (правый приток Суры) по Большому Сурскому лесу до р.Карла (левый приток Свияги) шла засека, а вдоль правого берега Карлы — земляной вал со рвом с южной стороны. Между реками Свияга и Волга вновь шла засека. В систему укреплений входил Килнинский острог, стоявший на р.Кильня (правый приток Свияги). Засека называлась Тетюшской по крепости Тетюши, построенной в 1555-1557 годах на правом, обрывистом берегу Волги.

Таким образом, засеки Русского государства XVI века заканчивались у Волги не под Саратовым, как отмечено на карте Г.Герритса, а около Тетюш.

Засеки охраняли засечные сторожа. Их служба была тяжёлой и опасной. За ратную службу им отводился земельный надел. Сторожам приходилось и черту охранять, и хозяйство вести. А набеги были постоянными. Так, в 1607 году кочевники прорвались у Тетюш, а в 1612 году обрушились в район Алатыря и Шацка. Засечные сторожа Пузской засеки сообщали, что в 1612 году приходили на арзамаские места крымские люди и, прорвавшись через Пузскую засеку, разбили сторожей, а дворы их сожгли. По государевой грамоте было «велено укрепить засеку дополнительными силами». На засеку были набраны лица из «охочих людей». А вот что сообщил в том же году находившийся на службе Баиш Мурза Разгильдеев: «… приходили нагайские люди на Арзамаские и Алатырские места … В Ардатовском лесу в воротех был бой с нагайскими людьми и побили нагайских людей”.

В 1613 году князь Ф.Мстиславский писал царю, что в апреле с Пузской засеки были направлены сторожа «в район р.Мокши». Станичники проведали, что ногайцы перешли Волгу и Медведицу и стоят в степи станом, а часть их пошла на Пузскую засеку. Из Арзамаса на засеку были срочно посланы засечные дети боярские, стрельцы и казаки. Засечным сторожам было велено сделать и укрепить засеки. Нападение кочевников на арзамасские и пузские засеки, а также на Ряжский и Шацкий уезды всё же произошло. В 1614 году из Алатыря сообщалось, что «тысяч с двадцать» татар со стороны Астрахани вновь пошли на Русь войною. В 1627 году татары по старой Ногайской дороге ворвались под Темников, где и «учинили страшное разорение». После этого Темников был укреплён, но по территории Пензенского края по-прежнему разгуливали кочевники.

 

§ 16 ЗАСЕЧНЫЕ ЧЕРТЫ XVII ВЕКА

 Чтоб на его, государевы, украины татарского приходу не было

 Что ни год, то острог или крепость

Наказ воеводе князю Ивану

В 1663 году произошёл разрыв русско-турецких отношений. Это сразу обострило обстановку на юге страны. Крымские татары, бывшие в вассальной зависимости от Турции, участили свои набеги на русские земли. В тесном союзе с крымскими татарами находились ногайские татары. Тогда они делились на Больших ногаев и Малых. Большие ногаи кочевали в Заволжье, Малые ногаи — на правобережье Волги и в Приазовье. В 1634 году под натиском калмыков Большие Ногаи переселились на территорию между Волгой и Доном. Вместе с Малыми Ногаями они обрушились по ногайским дорогам на юго-восточные окраины Русского государства.

Нападения крымских и ногайских татар стали столь частыми, что русское правительство в 1635 году срочно приступило к коренному переустройству системы обороны на юге и юго-востоке страны. Последовал царский указ о сооружении южнее засек XVI века новой укреплённой черты на 956 верст. «И по черте построить города, а промеж городов по полям земляной вал и рвы, и остроги, и надолбы, а в лесах засеки и всякие крепости, чтоб на его, государевы, украины теми местами татарского приходу не было», — отмечалось в нём. Работы по сооружению новой черты начались уже в 1635-1636 годах. На опасных «проходных» местах были воздвигнуты остроги и крепости. На участке между Цной и Волгой были осуществлены следующие работы. В конце 1635 года в верховьях реки Ломов (левый приток Мокши) был поставлен Верхний Ломов. 28 января 1636 года было велено набрать в город 590 человек. В 1636 году «указал Государь … в Темниковском уезде в степи на реке на Ломове поставити острог путному ключнику Фёдору Малово». Это предписание было выполнено, и осенью 1636 года межевщики произвели раздел земли между ломовскими городами.

Весной 1636 года «деловцы» (т.е. строители засек) построили Буртасский острог. К 1639 году на р.Атемар был построен Атемарский укреплённый пункт. 28 мая этого года по царскому указу велено алаторским дворянам и детям боярским быть в Атемарском уезде у нового города на устье речки Атемара с воеводою князем Козловским. В том же году ставится Саранчинский острог, впоследствии город Саранск; на новое место — на реку Керенку, приток Вада, был перенесён Буртасский острог. Он стал называться Керенским острогом. В 1638-1641 годах на речке Шечкеевке возник Шечкеевский острог (ныне село Шишкеево Мордовии).

В 1643 году усилились противоречия между Крымским ханством и Московским государством. На русские земли хлынул поток татар, возглавляемых крымскими, ногайскими и азовскими вожаками. Так, 3 мая татары ворвались в Темниковский уезд, через р.Инсар, «тем проходом, большою табунною дорогою, которою дорогою ездят из Астрахани из Саратова… к Москве станишные головы с табунами». Кочевники разорили русскую деревню Паевку, мордовские и татарские деревни Паеву (Инсарский р-н Мордовии), Старую Челмадеевку (с.Челмодеевский Майдан), Старую Потьму (с.Потьма Зубово-Полянского р-на Мордовии), Адашеву, Полянки (станция Кадошкино) и Веркужи (с.Нов.Верхежи).

Набеги кочевников потребовали новых мер по строительству засечной черты. В 1645 году по указу царя Алексея Михайловича было велено «по черте устроить прибавочные городы и населить большим многолюдством, и земляной вал устроить больше прежнего…,также надолбы большия и стоялые острожки частые и лесные завалы и иныя многия крепости, какие доведется.»

Выполняя этот указ, местные крестьяне с пяти дворов по человеку в 1646-1648 годах возвели полевые укрепления и засеки от Цны до Суры. Вместо Керенского острога был основан город Керенск, укреплены Верхний и Нижний Ломовы, Атемар, поставлен Инсар, Потижский, Кортляевский (с.Усыскино Инсарского района), (с.Картлей) Туляевский и Сухменский остроги. Одновременно в 1647-1648 годах проводились работы по сооружению черты между реками Сурой и Волгой. Ими руководил Богдан Матвеевич Хитрово. На реке Барыше был поставлен город Карсун, на Волге-Симбирск.

Царский указ о постройке новой черты был выполнен. Данная черта начиналась от р. Ахтырки на западе и кончалась у Волги на востоке. В документах XVII века она значилась состоящей из цепочки укрепленных линий. В Пензенском крае значились такие черты: Керенская, Верхнеломовская, Нижнеломовская. Инсарская, Потижская, Саранская, Атемарская. Их центрами были Керенск, Верхний Ломов, Нижний Ломов, Инсар, Потижский острог, Саранск, Атемар. Черты находились в ведении воевод. О том, какую работу осуществляли воеводы по охране засечных черт повествует «Наказ воеводе князю Ивану Кугушеву о приеме городов Инсара у воеводы Ивана Языкова. В документе предписывалось постоянно посылать по два человека вдоль черты и следить за тем, чтобы никто не прошел незамеченным мимо Инсара. Необходимо также было делать в лесах вдоль засеки тайные «стежки»-дорожки шириной с метр, для проезда одного всадника, который должен был следить за лесными завалами-засеками. Посторонним в засечные заповедные леса вход был строго запрещен.

С наступлением весны засечные валы и укрепления очищали от снега, а летом выкашивали траву на прилегающей территории. Остальную траву полагалось сжечь. Если же около засечной территории попадались небольшие рощи или дубравы, то их надобно было вырубать, чтобы там не могли спрятаться вооруженные люди. В самом Инсаре требовалось организовать противопожарную службу. В связи с этим предписывалось всем держать воду и запрещалось летом топить бани и избы. Пищу готовили на очагах, построенных на пустырях. Но не пожары, а другая беда привела к опустошению здешние селения. В 1654-1657 годах все Поволжье поразила моровая язва, унесшая жизнь половины населения. Другая половина стремилась убежать подальше от этих мест.

§ 17 ОСНОВАНИЕ ПЕНЗЫ

Что означает слово Пенза?

Какой же была крепость Пенза?

Три сражения

Чтобы прикрыть щитом и мечом мирное население растущего Российского государства от набегов кочевников, правительство стало возводить «украинные» города в системе хорошо продуманных поясов обороны — «засечных черт».

Весной 1663 года, а именно 3 мая, на левый берег реки Пензы пришли служилые люди под командованием Юрия Ермолаевича Котранского, «171-го майя в 3 день. По памяти ис приказу Большого двора за приписью дьяка Дениса Савлукова и по помете на той же памяти дьяка Богдана Орефьева велено дать в посылку, что послать за Ломовскую черту на реку Пензу с Юрьем Котранским, где ему велено город строить, послать сто шпаг…»

Новый город получил свое название по реке, на которой построен. Что же означает название реки? На этот счет существует несколько версий, суть которых сводится к следующему: происхождение гидронима связано с ненецким и коми языками и означает «овраг, высохший ручей»; с мордовским языком, в котором он переводится как «конец хода, до конца», либо «топкая, болотистая»; название пошло от дохристианского личного мужского мордовского имени — Пиенза: человеку с таким именем предположительно принадлежала местность на этой реке. Со временем оно закрепилось за рекой.

Строительство новой крепости, в условиях ежеминутной готовности отразить нападение кочевников, требовало предварительного сооружения острога как главного пункта размещения строителей, служилых людей, вооружения и провианта. Этим первоначально и занимались люди Ю.Е.Котранского. В июне — июле 1663 года строился острог, в дальнейшем получивший название «черкасского». Он располагался в малозаметном месте — так, чтобы с юга от степи его прикрывала поросшая густым лесом гора, на склоне которой и намечалось строить крепость. Одновременно готовилось место под закладку крепости. Надо было рассчитать и спланировать площадку и проложить к ней подъездные пути.

Круглосуточно несли службу охранные дозоры, наблюдавшие за Диким полем. Под их прикрытием с самого раннего утра и до позднего вечера валили лес, доставляли готовую древесину к месту строительства.

В этих условиях успех строительства пензенского кремля во многом зависел от быстроты возведения крепостных стен. Строители успешно справились с работой, осенью 1663 года стены были готовы.

Какой же была крепость Пенза? Вновь воздвигнутая крепость защищалась глубоким рвом и бревенчатыми стенами с 8-ю башнями. Она имела форму квадрата и располагалась на территории, приблизительно ограниченной современными улицами Белинского, К.Маркса, Советской и Лермонтова. Остатки крепостного вала сохранились и сейчас на улице Кирова, напротив Музея одной картины.

Центром крепости, как это было принято в те времена, являлась соборная церковь Всемилостивого Спаса. Служба в нем началась в октябре 1663 года. Около Собора находилось и самое древнее городское кладбище. Неподалеку располагался воеводский двор, служивший и местом жительства, и местом работы наместника царского правительства. Рядом с ним — приказная изба, провиантские амбары, где хранились на случай осады запасы продовольствия и артиллерийский сарай с принадлежностями для артиллерийской и ружейной стрельбы. Около главных ворот были построены караульное помещение, колодничья изба (т.е. тюрьма) и помещение для хранения архивов. Вот, пожалуй, и все строения, которыми была занята территория крепости.

Крепость, располагая прочными для своего времени защитными сооружениями, необходимым запасом вооружения, боеприпасов и продовольствия, жила в постоянной тревоге. День и ночь на башнях несли караул служилые люди, наблюдая за степью, откуда в любой момент могли появиться «незваные гости». У ворот, открывавшихся лишь в светлое время суток, постоянно дежурили сторожа, в караульном помещении в боевой готовности находился резерв. На крутом склоне горы, где теперь находится улица Замойского, размещались дворы пушкарей, готовых по первому сигналу явиться в крепость, чтобы занять свое место у орудий.

Но крепость — это не только оборонительное сооружение. Она стала и центром определенной административно-территориальной единицы. Следовательно, вместе со строительством крепости возводились слободы, посад и другие поселения. И одним из первых, на кого была возложена эта ответственная обязанность, стал воевода Елисей Протасьевич Лачинов, принявший город от Ю.Е.Котранского осенью 1663 года.

На долю преемника досталось немало хлопот по устройству слобод и посада. Большими и малыми партиями прибывали казаки из Темниковского уезда, Нижнего Ломова и иных мест, ссыльные фальшивомонетчики из Москвы, Красной Слободы, Алатыря …Все это разночинное, а подчас и разноплеменное население надо было разместить, дать кров и пищу. Е.П.Лачинов оказался энергичным воеводой. И уже через два года под его руководством были выстроены и посад, и слободы. Итог воеводства Е.П.Лачинова подведен в «Строельной книге города Пензы».

«Строельная книга города Пензы», на страницах которой перечислены все дворы первопоселенцев служилых и посадских людей, с указанием размеров, описанием границ и межевых знаков их земельных наделов и сенокосных угодий, является важнейшим первоисточником, характеризующим социальный и экономический облик города первых лет его существования. Этот уникальный документ был открыт пензенским краеведом Георгием Ивановичем Мешковым, а в 1898 году его издает бескорыстный энтузиаст истории Владимир Леонидович Борисов. Сегодня издание Борисова является единственным источником по начальной истории города, т.к. об оригинале «Строельной книги», к сожалению, никаких сведений не сохранилось.

Сколько пензенская крепость выдержала нападений и штурмов степняков, пока никто не подсчитал. Но о трех сражениях известно. В 1680, 1711 и 1717 годах Пенза приняла на себя жестокий удар ногайцев, кубанцев и войск крымского хана. Пришельцы, не взяв крепость, сжигали посад и слободы, уводили в плен мирных жителей. Однако это были последние набеги. Степняки на собственном опыте убедились в надежности крепости. А Пенза постепенно утрачивает военное значение и превращается в обычный провинциальный город Российской империи.

$ 20. ОСВОЕНИЕ пензенского КРАЯ В 70-80 ГОДЫ XVII ВЕКА

Что нам стоит засеку построить?

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги

Крестьянская война под предводительством С.Т.Разина пагубно отразилась на состоянии обороноспособности Среднего Поволжья. Это и понятно. Многие гарнизоны городов-крепостей и острогов засечных черт, как мы видели, перешли на сторону повстанцев. Естественно, над этими служилыми людьми была учинена государева расправа. Одних казнили, другие бежали, третьи жили в постоянном страхе. В 1671 году инсарский воевода Вышеславцев доносил царю, что по «черте казачьи службы татар и мордвы ныне впусте и пашни залегли», что одни умерли или убиты, а другие бежали в Пензенский, Саранский и Нижнеломовский уезды.

Между тем интересы обороны страны требовали создания новых укреплений. В 1675 году. правительство распорядилось провести Пензенскую засечную черту. Ответственным за строительные работы был назначен князь П.Долгоруков. В 1676 году его сменил саранский воевода П.Языков. «Деловцами» были определены жители Ядринска, которые должны были выделить с пяти дворов по человеку со своим инструментом и подводами. Однако набор ядринцев осуществлялся плохо, и с 1678 года «деловцев» стали набирать из инсарцев (как с посада, так и из уезда). В 1679 году П.Языков сообщал царю, что работы ведутся успешно. На следующий год строительство новой оборонительной черты было в основном завершено.

Пензенские укрепления начинались от озера Долгое у реки Суры и шли на северо-запад к речке Пензе. Это был земляной вал. У реки Пензы, в лесу (он рос на месте современных улиц Индустриальной, Токарной. Металлистов и других в г.Пенза) находилась «верхняя засека».

Засеку сменял вал, где в районе Красной Горки современной Пензы стояла «проезжая Красная башня». Далее вал шел к заповедному лесу, что тянулся западнее города. Его следы заметны и сейчас (от Тамбовской заставы вдоль улицы Первомайской г.Пензы). Вал кончался у заповедного леса Глухой башней. Через заповедный лес (5450 сажен) шла засека. Словом «засека» старожилы и поныне называют пригородный лес в сторону Арбекова. На стыке леса и степи стояла башня. От нее в северо-западном направлении к р.Рамзайке шел вал. Он четко прослеживается около железнодорожного разъезда Пяша. На возвышеном месте у речки Рамзайки стоял «Рамзаевский острог». Он был построен в 1678 году. В плане острог представлял четырехугольник, каждая сторона которого равнялась 57 саженям. От «Рамзаевского острога» вал по-прежнему идет в северо-западном направлении к реке Мокше. Он и сейчас еще хорошо выражен, особенно у поселка Мирный.

На крутом берегу реки Мокши стояла крепость Мокшанск (Мокшан). Она представляла в плане квадрат, длина сторон которого составляла по 100 сажен. Мокшанск имел шесть башен: четыре угловые и две проезжие. От одной проезжей башни выходила дорога на Инсар, от другой — на Пензу. Город охраняли стрельцы, конные казаки, пушкари, воротники. От Мокшанской крепости вал шел к Мокшанскому лесу. Этот лес был заповедным. По нему тянулась засека. Она доходила до «старой» черты 40-х годов XVII века западнее с.Лухменский Майдан.

В 1680 году на Пензу напали «воинские люди». Возглавлял их сын крымского хана Селима Гирея Салтан Давлеткор. «И к городу Пензе те воинские люди ден вес приступали с лучным и с огненным боем (и со) знаменами. И на посаде церкви божии разоряли… и приказной избы подъячих, и конных казаков, и драгунов, и стрельцов, и пушкарей, и посадцких людей триста пятьдесят дворов со всеми животы и хлебом со всяким сожгли. И те воинские люди от города Пензы отошли в степ на Крымскую сторону». В 1681 году царю сообщалось, что из степи татары «приходили войною под Нижний город Ломов».

Приведенные факты свидетельствовали о том, что угроза нападения кочевников на пензенские места сохранялась. В 1681 году было решено продолжить Пензенскую черту далее на восток за Суру. Местом для укрепленного пункта избрали так называемое «Налуевское городище» (г.Городище), расположенное на речке Луевке (Юловке). Туда были посланы саранские казаки (50 чел.). В документе говорится, что переведены в 1681 году «Марчка с товарищи ис Саранска на проходное место для обережения от приходов воинских людей в Налуевское городище в засешную сторожевую службу». Вскоре от них отделился засечный сторож Василий Холопов. Он набрал с Симбирской черты еще 50 служилых людей и поселился с ними по соседству с Налуевской слободой. Вслед за Налуевским городищем в 1683 году был построен город Сызран и заселен переведенцами из Казани, Тетюш, Чебоксар имел кремль и посад. Южнее Сызрани на правом берегу Волги находились Казачьи горы. На севере они подходили к р.Сызрану, на юге — к р.Паньшине. Вот от них то к р.Суре правительство и решило провести новую засечную черту. 23 декабря 1685 года цари Иван Алексеевич и Петр Алексеевич и их сестра царевна Софья Алексеевна указали и бояре приговорили: стольнику и воеводе Матвею Головину «за старою Синбирскою и Корсунскою чертою… для обереганья от приходу воинских людей строить новую черту… от Казачьих гор до Тураева городища (с.Русское Труево) и до реки Суры на 70 верстах 342 сажени и по той черте сделать 4 городка».

К строительству черты («…городовому и острожному и засечному и валовому делу») были приписаны «работные посопные люди» и «деловцы» из Чебоксар, Цивильска, Кузьмодемьянска, Кокшайска, Курмыша, Ядрина, Алатыря, Уржума, Царево-Кокшайска, Царева-Салгурска, Яранска, Темникова, Кадома, Шацка, Инсара, Саранска, Касимова, Нижнего Новгорода, Арзамаса. Требовалось поставить одного человека с десяти митрополичьих, монастырских, посадских, уездных, помещичьих, вотчинных, крестьянских, бобыльских, русских и ясачных дворов. Так, лишь с Арзамасского, Нижегородского и Шацкого уездов намечалось взять работных людей к валовому делу 5379 человек из 53801 двора. Местом сбора «деловцев» был намечен город Сызран, куда они должны были прибыть 1 мая. Однако намеченная засечная черта построена не была, ибо 13 апреля 1686 года великие государи «не указали» осуществлять за Симбирской и Корсунской оборонительной чертами «городов и валового и засечного дела. «Деловцы» лишь построили у Волги город Кашпир и земляной вал около него, а у Тураева городища — Торуевскую слободу.

Кашпир был возведен в 1678 году на волжском берегу у устья р. Кашпирки, а Торуевская слобода — в 1689 году. 20 апреля станичным казакам этой слободы (на 100 служб) была дана «порозжая земля», «дикое поле» в Симбирском уезде «ниже Торуевского городища за Сурою и по Суре от Сурского городища едучи Казачьею дорогою через Ченсерский бор.»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Один отзыв



» Сергей пишет: { 06 Авг 2013 - 02:08:43 }

Материал дает представление о прошлом Пензенского края. Нелегко было на границе лесов и степи строить города, остроги и поселки, порой за освоение земель приходилось платить собственными жизнями. Тем дороже для нас наша Пензенмкая земля.


Ваш отзыв